Sputnik-2@sputnik-2.ee
Работаем
Пн-Сб

Главный лесничий RMK: лес вполне обойдется без человека, а человек без леса - нет

Главный лесничий RMK: лес вполне обойдется без человека, а человек без леса - нет
Категория: новости Просмотров: 320 Комментариев: 0

Главный лесничий Центра управления государственными лесами (RMK) Андрес Сепп ответил на часто задаваемые вопросы о лесном хозяйстве Эстонии и разъяснил государственную политику в сфере рубки и восстановления леса.

Многие жители Эстонии обеспокоены тем, что с такими темпами вырубок лесов в ближайшем времени не останется.

Половина, или 51,4% суши Эстонии покрыта лесами. В условиях Эстонии площадь лесных угодий зависит лишь от того, в каком объеме и где мы позволяем лесу расти, поскольку по ландшафту и растительному покрову наша страна относится к лесной зоне умеренного пояса. Если мы используем лес и превращаем его в поле, то лес там больше расти не может, а если мы не обрабатываем поле, со временем на нем снова вырастет лес. С 1942 года площадь лесных угодий Эстонии выросла почти на миллион гектаров (857 700 га, SMI 2018).

В ведении RMK - почти половина (47%) лесной площади Эстонии: по состоянию на 31 декабря 2019 года - 1 029 902 га, из которых под строгой охраной находятся 29,2% (300 220 га), территория с ограничениями на ведение хозяйственной деятельности образует 7,1% (73 419 га), а хозяйственная деятельность ведется на 63,7% (656 263 га).

С годами выросла как площадь лесных угодий, находящихся в ведении RMK, так и доля лесов, подпадающих под строгую охрану, то есть лесов, в которых хозяйственная деятельность запрещена. По сравнению с 2007 годом, площадь такой территории в государственных лесах выросла в 2,4 раза. За прошлые 14 лет площадь строго охраняемых лесов ежегодно увеличивалась в среднем на 12 500 га.

В государственных лесах объем рубки возобновления рассчитывается по площади. Определяется т.н. расчетная лесосека - оптимальная площадь рубок возобновления в год. Подсчеты делаются по специальным формулам, отдельно для всех основных древесных пород. Чтобы получить объем рубки возобновления, следует умножить вырубаемую площадь на запас (в гектарах) спелых насаждений. Каждый год площадь разрешенной в гослесах рубки возобновленияутверждает министр окружающей среды. В истории государственных лесов Эстонии расчетная лесосека использовалась всегда, то есть уже сто лет.

Чуть более чем на один миллион гектаров лесных угодий в базе данных RMK имеется 580 000 описаний разных лесоотводов со всеми параметрами, характеризующими лес в данной части. На их основе и принимается решение, в каком объеме и какого вида рубку разумно вести в государственных лесах. Подсчеты площади рубки возобновления делаются по древесным породам: сосна, ель, береза, осина, черная и серая ольха.

Если рубка в государственных лесах продолжится по прежним принципам и площадь охраняемых лесов не изменится, и они будут развиваться своим чередом, то по этим данным можно подсчитать, что через 200 лет у нас будет больше всего девственных естественных лесов и равномерно распределенных по возрасту лесов моложе 100 лет.

Соответствует ли действительности, что старых лесов уже практически не осталось?

В Эстонии 39% лесов старше 60 лет. При этом возраст лесов отражает историю страны. Так, зарождение спелых лесов, т. е. тех, которым сейчас 60-100 лет, совпадает по времени с подъемом первой Эстонской Республики и увеличением объема вырубки, большой войной, депортацией и зарастанием обезлюдевших земель лесом.

Возраст леса лучше оценивать по древесным породам, ведь у разных деревьев - свой век. Например, если для сосняка 70 лет - лучший средний возраст, то для ельника или березняка это уже зрелый возраст, для осинника - старость, а для ольховника - глубокая старость.

Большинству принадлежащих государству сосновых лесов 60-100 лет. Сосняки старше 100 лет составляют 27,5%, старше 120 лет - 13,3%. Более 10% сосновых лесов - в возрасте 140 лет и старше. Большинству березняков 60-80 лет, 13,4% березовых лесов - старше 80 лет. Самое равномерное распределение по возрасту - в еловых лесах. Ельников старше 80 лет насчитывается 17,2%, старше 100 лет - 14,9%. Среди осиновых лесов 51% - в возрасте 40-60 лет, осинников в возрасте 70-80 лет - 22%.

При этом целых 57% спелых государственных лесов находятся под охраной - это должно рассеять опасения, что абсолютно все старые леса RMK якобы будут вырублены.

Часто звучит и утверждение, что вырубки угрожают старым естественным лесам, которых осталось всего 2% (SMI). Речь идет о лесах с высокой природоохранной ценностью, находящихся под строгой охраной, хозяйственная деятельность в которых не ведется. На землях RMK, где находится больше лесных насаждений под строгой охраной, этот показатель чуть выше среднего.

Стоит ли вообще заниматься лесным хозяйством?

Конечно, леса вполне обойдутся и без человека, а вот человек без лесов - нет. Жителям Эстонии древесина нужна для строительства, производства мебели, бумаги, отопления и многого другого. При этом в контексте нынешнего климатического кризиса использование древесины весьма приветствуется: когда деревья растут, они поглощают углерод, а в качестве материала древесина - важная альтернатива пластику, стали, бетону и всевозможным нефтепродуктам.

Для того, чтобы была древесина, необходимо вести в лесах хозяйственную деятельность. Другого способа производить из древесины товары не существует. Лесоводство и лесоведение в Эстонии имеют давние традиции, лесозаготовками занимаются компетентные люди. Работать в государственном лесу без соответствующего образования нельзя. При этом на законодательном уровне лесное дело в Эстонии регулируется таким образом, чтобы обеспечивалось обновление и устойчивое использование лесов.

Почему именно в последнее время вырубается так много лесов?

Годовой объем рубки в Эстонии много лет сохранялся на уровне 10 млн кубометров, в прошлом году он достиг 12 млн кубометров. Согласно нынешней программе развития лесоводства, объем вырубки, обеспечивающий сохранение лесов Эстонии в течение длительного времени, составляет 12-15 млн кубометров в год. Такой объем рубки никогда не будет достигнут. Если сегодняшний объем рубки в 12 млн поделить между 600 000 домохозяйств Эстонии, получится 20 кубометров на каждое хозяйство. Много ли это?

Я не согласен с утверждением, что вырубок ведется слишком много. Объем рубок, разрешенный нашей политикой в области лесного хозяйства, не превышен. А политика в области лесного хозяйства учитывает потребность в устойчивости именно наших лесов. Скорее, неразумно было бы использовать леса в меньшем объеме, чем считается разумным. Когда мы критикуем использование древесины как наиболее быстро восстанавливаемого природного богатства, на самом деле мы говорим, что нас не интересует, какое сырье мы используем для комфортной жизни. В глобальном масштабе есть очень большая разница в том, потребляет ли население для своего комфорта невосстанавливаемые природные ресурсы или же древесину.

В отчете "Лес и изменение климата", составленном по заказу Министерства окружающей среды в ходе реализации программы развития по адаптации к изменениям климата, тоже говорится о том, что существовавший до сих пор объем рубок в Эстонии жизнеспособен. "Вести лесохозяйственную деятельность следует устойчивым образом, сохраняя и улучшая ценности леса, касающиеся окружающей среды, а также его экономические и социальные ценности, на благо как нынешних, так и будущих поколений, ­- говорит Аннела Ангер-Краави - один из главных составителей отчета и старший научный сотрудник Кембриджского университета, занимающаяся экономикой изменения климата. - Устойчивое лесопользование должно учитывать возможное влияние изменения климата на лес и помогать лесу приспосабливаться к изменениям климата".

В отчете предлагается средний годовой объем вырубки - 10-12 млн кубометров, при этом учитывается углеродный баланс, снабжение лесозаготовительной промышленности древесиной, запас леса и изменения возрастного распределения. Объем рубок возобновления в течение оборота рубки леса может составлять в среднем 8-9 млн кубометров в год.

В последние годы объем рубки в государственных лесах сохранялся на уровне от 3,8 до 4 млн кубометров. Для сравнения: в 1925 году площадь государственных лесов составляла около 700 000 га, и тогда в них вырубали 3 млн кубометров. Сейчас в Эстонии миллион гектаров гослесов, и вырубается 4 млн кубометров. Сегодня у нас почти в полтора раза больше государственных лесов, чем в 1925 году, а объем рубки в них вырос всего на четверть.

Почему рубки ведутся именно сегодня и именно в этом лесу?

Лес вырубается тогда, когда на основании Закона о лесе его разумнее всего использовать в качестве древесины, чтобы начало расти новое поколение леса.

Вырубки планируются в соответствии с возрастом леса и местными условиями, прежде всего вырубаются старые или "нездоровые" леса. Рано или поздно приходит время каждого леса - даже того, который находится вблизи населенного пункта и словно бы всегда существовал в неизменном виде. Хотим мы того или нет, лес стареет и меняется, его невозможно законсервировать. Старые ельники постепенно естественным образом сменяются лесами, состоящими из лиственных деревьев, и зарастают кустарником. Благодаря хозяйственной деятельности из них можно сформировать леса, которые даже в далеком будущем будут удовлетворять потребности всех людей, чтобы эти леса давали ценную древесину, чтобы там было приятно гулять и отдыхать и чтобы сохранились их природные ценности и культурное наследие.

Рубки в государственных лесах планируются в соответствии с возрастом леса и с целью обеспечить в них более равномерное распределение по возрасту. Чуть более чем на один миллион гектаров лесных угодий в базе данных RMK имеется 580 000 описаний лесоотводов со всеми параметрами, характеризующими лес в данной части. На их основе принимается решение, в каком объеме и какого вида рубку разумно провести в государственных лесах. Объем годовой рубки возобновления в государственных лесах министр окружающей среды утверждает с учетом сущности леса, а не потребности бюджета в финансах. Площадь рубки возобновления вычисляется по древесным породам: сосна, ель, береза, осина, черная и серая ольха.

Почему ведется только сплошная рубка?

Если мы берем из леса древесину, то должны обновить его, т.е. обеспечить, чтобы в будущем на этом же месте вырос равноценный лес. В Эстонии эффективнее всего обновлять леса путем сплошной рубки: тогда условия освещения способствуют росту растений. Естественные условия, подобные сплошной рубке, раньше создавали бури и пожары.

В любом случае RMK ничего не имеет против и выборочной рубки. Если можно обновить лес, прибегнув к выборочной рубке, мы делаем это. К сожалению, это возможно только в песчаных суборях и сосновых борах. В государственных лесах такие типы мест произрастания составляют примерно 6%. В других местах выборочная рубка не дает желаемого результата, поскольку в тени старого леса саженцам сосны и ели не хватает света и питательных веществ. Природа в первую очередь заполняет пустые места кустарником, а в их тени более ценные древесные породы не произрастают.

Легко потребовать запрета сплошных рубок, но очень сложно заставить саженцы ели и сосны расти в условиях плохой освещенности. Если проводить выборочную рубку и вывозить только круглый лес, а задачу по обновлению возложить на природу, то с точки зрения будущих поколений это нельзя назвать ответственным поведением. Наша цель - обеспечить, чтобы у нас и в будущем росли здоровые и крепкие леса, и название рубки, необходимой для достижения этой цели, второстепенно. Хорошо спланированная сплошная рубка, учитывающая ландшафт, может удачно восприниматься и зрительно.

Куда идут деньги, вырученные за древесину?

Частично доход от продажи древесины - в виде дивидендов - поступает в госбюджет, остальную сумму мы снова инвестируем в леса. В числе прочего, средства идут на растениеводство, уход за молодым лесом, работы по охране природы, развитие мест отдыха и строительство лесных дорог и их обслуживание, а также на развитие лесоведения в Эстонии. По итогам прошлого года, например, в бюджет было решено перечислить 35,64 млн евро.

Как лесопользование влияет на животных и природное разнообразие?

Без человека животным и природному богатству действительно было бы лучше, но человеку без древесины - нет. Какой ценой и с какими компромиссами мы используем древесину - вопрос общественного договора.

Сегодня в лесах тоже имеется природное разнообразие: есть виды, предпочитающие молодые леса (даже делянки после сплошной рубки), леса среднего возраста, лиственные или смешанные леса, старые леса и т.д. И мы хотим, чтобы и у будущих поколений в лесах было такое же природное богатство. Для этого мы используем лесохозяйственные приемы, максимально похожие на происходящие в лесу естественные процессы, ищем и находим компромиссы между потребностью в выращивании лесов и нашими возможностями. Также мы исходим из того, что осуществимо с технической и экономической точки зрения и экологически обоснованно. Эти принципы записаны в рекомендуемых нормах, касающихся хозяйственной деятельности в государственных лесах: например, правило не нарушать весной покой птиц в период их гнездования.

Хотя сплошные рубки воспринимаются как смерть леса и полное уничтожение лесных обитателей, они все же дают многим видам животных и растений возможность жить. После рубки становится больше света и питательных веществ, повышается влажность, т. е. происходят все необходимые изменения; исторически они возникали на местном ландшафте и естественным образом - после бурь и пожаров.

Биоценозы, формирующиеся на лесосеке после сплошной рубки, зависят от типа места произрастания леса и плодородности почвы. Так, в сосняке вместо черники можно обнаружить бруснику. На лесосеках в сосновых лесах становится больше вереска и иван-чая, а весной там можно встретить строчок. В ельниках на лесосеках в первые годы растет земляника, а остающиеся на лесосеках ветки – отличное место роста для малины. Цветущие растения, произрастающие на открытых территориях, становятся местом обитания для дневных бабочек. Людям видовое разнообразие, возникающее на вырубках, дают не только ягоды, лекарственные растения и пряные травы, но и мед: дело в том, что на время летнего сбора пчеловоды все чаще размещают ульи на лесосеках, где гарантирована чистая среда и экомед без пестицидов. Молодой лес - лучшее место питания для лосей, косулей и оленей. Также это место гнездования птиц. Человек же может собирать там бруснику, малину и грибы.

Как связаны изменение климата и лесное хозяйство?

Современному обществу для существования необходимо большое количество как сырья, так и энергии, и сегодняшнее экономическое благосостояние и развитие во многом основаны на интенсивном использовании ископаемых, то есть невозобновляемых ресурсов. Однако с учетом ограниченности и вредного воздействия их использования на окружающую среду и климат все больше внимания уделяется возобновляемым природным ресурсам, и в этой сфере в обществе будущего весьма ответственная роль отводится лесам и древесине.

Уже сейчас древесина является важной альтернативой пластику, стали, бетону и всевозможным нефтепродуктам. Это повышает значимость лесоводства, но одновременно приводит к потребности использовать леса еще эффективнее, но экологически безопасным и бережным образом. Наибольшее давление на лесопользование оказывает спрос на древесину как в местном, так и в глобальном масштабе. Но как мы должны (и должны ли вообще) вести хозяйственную деятельность в лесах Эстонии в условиях повышенного спроса, чтобы они и впредь поглощали углерод и смягчали изменение климата, одновременно покрывая нашу растущую потребность в древесине?

Во многом благодаря лесопользованию запас лесов в Эстонии за последние 60 лет значительно увеличился. В первую очередь посадка деревьев и уход за лесом помогают повысить поглощение углерода в лесах и сглаживать изменения климата. Однако следует учитывать, что в бореальных лесах и лесах умеренного пояса углерод поглощается в течение более длительного времени, чем в тропических лесах, при этом рубка может за короткое время высвободить большое количество накопленного углерода. В 2015-2018 годах по инициативе научного сотрудника Университета естественных наук Вейко Ури и при поддержке RMK было проведено комплексное исследование по выяснению влияния рубок на круговорот углерода. Из результатов исследования четко следует, что широко распространенные в Эстонии лесосеки в черничных сосняках и кисличных березняках за короткое время - уже в возрасте семи лет - могут стать поглощающими углерод экосистемами.

Главная рекомендация лесоводам, которые хотят увеличить лесные ресурсы - быстро и эффективно обновлять лесосеки, поскольку углерод поглощают именно растущие леса. Важную роль играют и рубки ухода. Древостой, о котором хорошо заботились, дает качественную древесину, изделия из которой обычно служат дольше и таким образом позволяют дольше держать углерод "под замком". Также в течение жизни леса из древостоя, за которым ухаживали, получают больше древесной продукции: используется то количество древесины, которое в противном случае осталось бы разрушаться в лесу и вернулось в атмосферу в виде углерода.

Для чего Эстонии нужен лесной сектор?

В лесной и деревообрабатывающей промышленности напрямую заняты почти 30 000 человек, а косвенно и с учетом сопутствующего влияния эта отрасль создает почти 59 000 рабочих мест. Лесная и деревообрабатывающая промышленность очень важны для сельских регионов. Особенно велико его влияние на трудовую занятость в центральной и южной Эстонии, где на этот сектор приходится 20% и 15,4%, соответственно, от трудовой занятости во всем регионе.

Валовая добавленная стоимость, создаваемая в лесной и деревообрабатывающей промышленности, составляет 1,95 млрд евро или около 11% всей создаваемой в Эстонии добавленной стоимости.

 

Источник: https://rus.err.ee/1065955/glavnyj-lesnichij-rmk-les-vpolne-obojdetsja-bez-cheloveka-a-chelovek-bez-lesa-net


avatar
Яндекс.Метрика